IM BLOG

блоги, новости и криминал

Банки выживают, рынок "быстрых денег" тонет. Как украинцы берут кредиты во время пандемии

Недавно НБУ опубликовал данные о том, что в 2020 году украинцы стали брать больше кредитов. По данным Нацбанка, за январь – сентябрь было выдано на 15% больше займов, чем за 9 месяцев 2019 года. Однако в основном граждане брали кредиты не в марте – мае, а совсем наоборот – после окончания жестких карантинных ограничений.

На первый взгляд, может показаться, что рост кредитования населения связан с плачевным финансовым состоянием украинцев: им необходимо получить средства, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Однако это не так. Если рост просрочек по кредитам указывает на падение благосостояния населения, то активная выдача банками кредитов населению может означать уверенность финорганизаций в росте платежеспособности украинцев.

Значат ли в таком случае данные Нацбанка, что украинцы наконец стали богаче и в банковском секторе наконец наступила "финансовая оттепель"? Случился ли "бум" на услуги микрофинансовых организаций? Будет ли в 2021 году получить кредит легче, чем в 2020, и стоит ли ждать "банкопада" из-за пандемии? Ответы на эти и другие вопросы – в нашем материале.

Доходы украинцев и их кредиты

Финансовые аналитики сходятся во мнении, что положительные оценки банков относительно возврата средств заемщиками говорят о росте благосостояния населения. По данным CBR, кредит в банке чаще всего используют для оплаты крупной покупки или на развитие бизнеса.

"Финансовые организации чаще кредитовали физлиц, а не юрлиц. Выросла доля потребительских кредитов, из чего можно сделать вывод о росте благосостояния граждан. Люди стали более позитивно оценивать свои доходы, понимают, что могут возвращать кредиты, поэтому их и берут. Косвенно это может значить, что платежеспособность населения стала выше", — рассказал "112.ua" управляющий партнёр "Финансового клуба" Руслан Чёрный.

Согласно данным Нацбанка, в период карантина граждане брали меньше кредитов. Это не стало сюрпризом: ещё в начале карантина Торгово-промышленная палата зафиксировала, что каждый четвертый предприниматель закрыл свой бизнес, поэтому спрос на кредиты упал.

Собственно, как и предложение. Почти у каждого третьего предпринимателя, опрошенного Независимой ассоциацией банков, был опыт просрочки выплат по займам в разных каналах. У каждого второго бизнеса – такой опыт по долгосрочным кредитам. Объёмы выдачи новых кредитов сократились из-за повышения рисков невозвратов. Отбор клиентов стал более жестким. Банки были вынуждены отказываться от кредитования без залога, некоторые на период карантина снижали кредитные лимиты на карточках клиентов.

В апреле количество отказов в новых кредитах выросло на 30-45%. В "Укргазбанке", например, ввели ограничения по размеру минимального собственного взноса и немного повысили процентные ставки, ограничили выдачу новых ипотечных кредитов.

И только во второй половине мая, когда жесткие карантинные ограничения закончились, начался рост кредитования. Количество отказов в кредитах уменьшилось на 5-10%. Спрос тоже начал восстанавливаться, особенно на потребительские кредиты.

Тенденции в кредитовании совпадают с данными Госстата относительно роста сбережений украинцев. Если в I квартале 2020 года они сократились на 61,1 млрд грн, во II квартале – на 22,9 млрд грн, то уже в III квартале они понемногу начали увеличиваться. Украинцам удалось отложить около 18,5 млрд₴

"По сбережениям украинцев мы наблюдаем падение, затем – небольшое восстановление. Это эффект отскока от кризиса. Люди пытаются восполнить свои запасы, которые они потратили в период первого полугодия после локдауна", — подчеркивает финансовый аналитик Алексей Кущ в комментарии для "112.ua".

Впрочем, эксперт не считает этот эффект симптомом улучшения платежеспособности. По его мнению, люди увеличивают накопления в ожидании ухудшения кризиса: они пытаются сформировать новую подушку безопасности, сократив потребление.

С чем связана "кредитная оттепель"

Сдержанно эксперт комментирует и рост потребительского кредитования. По мнению Алексея Куща, на самом деле мы пока ещё не столкнулись с настоящим ростом, а к текущим тенденциям приводят колебания курса.

"Гривна девальвировала за последний год на 20% по отношению к доллару. Соответственно, валютные кредиты в гривневом эквиваленте увеличились. Вот курсовая разница и показывает рост кредитного портфеля. Если убрать курсовую разницу, а также забыть о госпрограмме кредитования "5-7-9", благодаря которой кредиты "заталкивались" административно, реального роста рыночного кредитования практически нет. Кредиты выдают в пределах тех сумм, которые заемщики погашают. Есть небольшой рост потребительского кредитования, но у нас он происходит каждый год – быстрее, чем для корпоративного сектора", — подчеркивает эксперт.

Влияние программы "5-7-9" на рост кредитования в стране эксперты оценивают по-разному. С одной стороны, она весьма узконаправленная: ею может воспользоваться только ограниченная группа заемщиков и только в ограниченном количестве банков. По данным Независимой ассоциации банков, опыт использования программы был только у 1% опрошенных. При этом почти треть не знала об этой программе. Процентные ставки в 9% и 7% эксперты называют не самыми выгодными с учетом нынешней инфляции в пределах 2-3%. Можно было бы предложить бизнесу более выгодную компенсацию по кредитам, если осуществить её за счёт прибыли от НБУ, а это 40-50 млрд в год.

Руслан Чёрный же убежден, что хоть темпы реализации программы оказались намного ниже заявленных, она все равно позитивно отразилась на секторе, так как процентные ставки по кредитам пошли вниз даже по негосударственным программам. Учётная ставка Нацбанка в прошлом году была снижена до феноменальных 6%, что стимулировало доступность кредитов для людей и рост спроса на них. Также в прошлом году выдали около 18 тысяч ипотечных кредитов, в то время как в 2019 году – до 7 тысяч. Увеличение более чем в два раза произошло в прошлом году благодаря государственным программам.

Эксперт также уверен: несмотря на рост кредитования в III квартале, в целом за год мы неизбежно увидим падение в сравнении с 2019 годом, в первую очередь – за счёт сокращения объёмов кредитования юридических лиц.

Просроченные кредиты

Помимо того, что украинцы во время жесткого карантина стали реже брать новые кредиты, ожидаемо вырос уровень просрочки по уже имеющимся. Если ещё в марте просроченных более чем на неделю гривневых кредитов было 19,1%, то уже в мае – 24%.

Если же исходить из данных Украинского бюро кредитных историй, общий уровень просрочки ещё в I квартале составлял 20%, а в мае вырос до 41%. Это связано, в первую очередь, с отменой государством начисления пени за несвоевременный платеж. У кредитора фактически забрали финансовый рычаг давления на неплательщиков, и ему не осталось ничего, кроме как влиять на заемщика словом. Пользователи соцсетей рассказывали об активизации коллекторов: в условиях карантина они начали действовать с большей интенсивностью.

Впрочем, рост неплатежей по потребительским кредитам можно назвать умеренным. Катастрофы не случилось, в частности, и потому, что предлагаемые правительством "кредитные каникулы" массовым явлением не стали. Клиенту необходимо было аргументированно доказать банку, что его доходы уменьшились, например, в связи с остановкой работы предприятия, на котором он работает, или его собственного бизнеса.

Далеко не все банки, которые задекларировали своё участие в программе, действительно предоставляли возможность "кредитных каникул". К примеру, по данным "Радио Свобода", "Альфа-банк" отказывал предпринимателям, которые подтвердили отсутствие доходов на карантине. У банков была лазейка: "кредитные каникулы" они внедряли на своё усмотрение.

"Банкиры изначально говорили, что кредитная отсрочка – это страшная штука, потому что каждый второй кредит станет невозвратным. Но этого не произошло: невозвратным стал только каждый четвертый заем. Некоторый рост просрочки всё-таки был, потому что украинцы слабо финансово организованы, им сложно планировать свои доходы в будущем, поэтому они делают ошибки", — рассказывает Руслан Чёрный.

В Украинском бюро кредитных историй рассказывают, что пик роста количества проблемных должников приходился на март, но уже с апреля деньги по кредитам стали возвращать лучше.

Несмотря на отсутствие резко негативной статистики и пользу "кредитных каникул" для части населения, Руслан Чёрный сомневается, что на эти меры вновь пойдут в 2021 году.
Крах микрофинансовых организаций и риски "банкопада"

Коммерческий директор Moneyveo Максим Параска рассказывал о росте спроса на услуги финансовой организации в 1,5 раза в связи с потерей доходов на карантине и отказами в предоставлении кредитов со стороны банков. По его словам, затраты на привлечение новых клиентов снизили, сняли рекламу на телевидении и сосредоточились на существующих клиентах. Однако, по данным НБУ, за 9 месяцев 2020 года в целом микрокредитные организации и ломбарды "просели" в кредитовании.

Те организации, которые показывают хороший "плюс", выживают за счёт того, что переформатируют свою работу в онлайн на фоне низкого наличия предложения в онлайн-кредитовании на рынке. В апреле 2020 года запрос "кредит онлайн", по данным Google Search Panel, вырос на 20%. Те, кто сумел вовремя перестроить формат работы, не ощутили серьёзного удара из-за пандемии. Но в целом по рынку услуг микрокредитных организаций наблюдается падение: в середине апреля спрос составлял всего 46% от показателей февраля.

В сравнении с 2019 годом падение спроса составило 9%. К февральским объёмам микрофинансовые организации возвращались более медленно, чем банки. Средняя сумма микрокредита хотя и незначительно выросла в сравнении с 2019 годом, но отдавать долги таким организациям стали хуже. По данным Opendatabot за 23 декабря 2020 года, они выросли на 7%.

По данным CBR, украинцы не доверяют рекламе МФО, потому что часто отсутствует информация о стоимости кредита, информация непонятна или кажется слишком привлекательной, чтобы ей поверить. Однако эксперты связывают падение выручки микрокредитных организаций не с ростом финансовой грамотности населения, а с ужесточением условий их деятельности.

"Микрокредитные организации не могут быть "на коне" после так называемого "сплита". После ликвидации комиссии госфинуслуг фактически все они перешли под крыло Нацбанка. Как в сказке про Золушку: есть любимые дочери и падчерица, которую заставляют подметать и выносить мусор. Рынок микрокредитных организаций, ломбардов — это "Золушка" финансового сектора. Нацбанк традиционно хочет оставить на рынке одни банки, а все эти эти компании для него "лишние". Соответственно, их будут зажимать нормативно, регулятивно. Перспектива у них очень плачевная — их будут просто выжимать с рынка", — подчеркивает Алексей Кущ.

Руслан Чёрный также считает, что ряд компаний будет вычищен с рынка, а остальные – сменят формат работы.

"Первые штрафы тем, кто нагло врал своим клиентам, уже есть. Я думаю, это несколько охладило пыл компаний, которые продолжают работать на рынке. Они понимают: играть в игры с регулятором не стоит", — говорит эксперт.

Если же говорить о будущем крупных финансовых организаций, о рисках "банкопада" вследствие пандемии, то эксперты оценивают их как невысокие. Хотя банки терпят убытки впервые спустя два года прибыльной деятельности (чистая прибыль за первое полугодие снизилась на 23% в сравнении с 2019 годом), в "плюс" за 2020 год они все равно выйдут. Кроме того, у банков есть финансовые буферы, сформированные за последние годы на случай кризисов.

Поэтому, если какой-то банк закроется, то это следствие его внутренних, а не системных проблем. Глава НБУ Кирилл Шевченко подчеркивает: банкротства "Аркады" и "Мисто Банк", которые произошли в 2020 году, не вызваны пандемией COVID-19.

Сокращение прибыли банков будет наблюдаться и в 2021 году. Содержать штат сотрудников, обеспечивать диджитализацию и обслуживание банкоматов – это затратный процесс. Поэтому, вероятно, некоторые финучреждения будут объединяться.

Что будет с кредитованием в 2021 году

Пресс-служба Нацбанка сообщает о позитивных ожиданиях 80% финучреждений на следующие 12 месяцев относительно роста кредитования. Банки готовы к смягчению требований, особенно для малых и средних предприятий, для предоставления краткосрочных и гривневых кредитов.

"Сейчас ситуация в стране хоть и плачевная, но становится более прогнозируемой. Люди начинают более спокойно относиться к деньгам и к новым займам. Соответственно, рост кредитования в этом году будет. Даже если учётная ставка вырастет на 1-2%, процентные ставки по кредитам будут продолжать падать. Думаю, скоро они снизятся до реального уровня — до 10%. Но будет ли рост кредитования значительным, таким, как, скажем, в 2019 году? Не думаю. Особенно, если карантин продолжится", — делится мнением Руслан Чёрный.

Аналитик предполагает, что тенденция роста ипотечного кредитования сохранится за счёт запуска новых государственных программ. Он предполагает ужесточение конкуренции на рынке, которая будет проявляться в снижении процентных ставок. Соответственно, количество клиентов, которые смогут взять ипотеку, будет увеличиваться. Однако "бума" не произойдет: в прошлом году мы видели падение "Укрбуда", и теперь ещё одна столичная компания-застройщик дышит на ладан. Если она обанкротится, это серьёзно скажется на рынке недвижимости в целом и на ипотеке в частности.

Алексей Кущ прогнозирует рост только потребительского кредитования, делая ставку в целом на застой в 2021 году. По его мнению, динамика доходов населения будет изменяться по текущей амплитуде: снижаться в период карантина и восстанавливаться в период "отскока".

"Люди покупают утюги, фены, телефоны – это останется. Но в целом платежеспособный спрос населения очень низкий. Низкая и инвестиционная активность бизнеса: он вообще не понимает, какие отрасли будут выживать, какие – развиваться. Наблюдается так называемая модель К-роста, когда одни отрасли развиваются, другие – стагнируют. Поскольку ещё не понятно, кто и где окажется, спрос на кредиты будет анемичный", — говорит эксперт.

Кредитная активность предпринимателей, по его мнению, будет низкой. В условиях карантина бизнес сокращает кредитные программы, откладывает капитальные инвестиции, пытается выжить. Предприниматели будут брать кредиты в основном на пополнение оборотных средств, чтобы расплатиться с поставщиками, контрагентами, выплатить сотрудникам зарплату, но не на развитие бизнеса. Перспективу аналитик видит только в небольшом сегменте сырьевых компаний. Инвестиционное кредитование возможно в аграрном секторе, в логистике, которые успешно пережили 2020 год.

Анна Пешкова

Об этом сообщает Московский репортер


Источник: “https://www.minprom.ua/digest/267366.html”