IM BLOG

блоги, новости и криминал

Одесса, 1795 год: как город рос и хорошел

Одесса, ещё в колыбели своей,
является уже городом цветущим.

Об этом сообщает Преступная Россия

Граф А. Ф. Ланжерон

Именной, данный Сенату указ от 27 января 1795 года учредил Вознесенскую губернию «из земли, от Порты приобретённой». Новое наместничество разделено на 12 уездов, в которых «окружные и к округам приписанные города имеют быть…» В числе семи приписанных городов «4-й Одесса, татарами Гаджибей именованной», приписанный к Тираспольской округе. Тем же высочайшим указом в новом городе вводятся управленческие должности: градоначальника со штатной командой; коменданта воинского гарнизона и находившегося в его ведении — полицмейстера.

Одесса, 1795 год

Так появилось первое, законодательно закреплённое, официальное упоминание о нашем городе. Удивительно, но в последующие годы вплоть до наших дней с этой датой происходят удивительные метаморфозы. Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, С.-Петербургъ, 1890-1907г.г., например, в статье «Одесса», сообщил: «В 1794 г. Хаджибей был обращён в военно-торговый порт и переименован в Одессу».

В Википедии «История Одессы» утверждается, что «новый город Одесса был основан рескриптом Екатерины II от 27 мая (7 июня) 1794 года. Создаваемый город в 1795 году получил название Одесса».

В «Краткой истории Одессы» записано: «Недалеко от современной Одессы в древние времена существовало древнегреческое селение Одесос. По этому названию в 1795 году Хаджибей был переименован в Одессу».

В Википедии «Одесса» читаем: «… первое письменное наименование Хаджибея Одессою встречается 10 (21) января 1795 года в заглавии Высочайше утверждённого штата запасного соляного магазина». И сегодня, 225 лет спустя, нередки утверждения, как, например, высказанные Еленой Яровой в статье «Одесса — древний город с обрезанной историей»: «Никакого указа Екатерины об основании города Одессы на пустынном черноморском побережье в природе не существует. А есть лишь рескрипт о реконструкции Хаджибейского порта в соответствии с современными на тот момент требованиями, который гласит: "Уважая выгодное положение Гаджибея при Чёрном море и сопряжённые с оным пользы, признали Мы нужным устроить тамо военную гавань, купно с купеческою пристанью". Вот и всё».

Перепев читаем в статье «О настоящей истории Одессы кратко»: «Указа Екатерины о основании города не существует в природе. А то, что за него выдают, это всего лишь рескрипт де-Рибасу о основании в уже существующем Гаджибее нового порта… И всё. Ни о каком "основании Одессы" там нет ни полслова».

Газета «Думская» утверждает, что «впервые название "Одесса" начало применяться с января 1795 года, и произошло это "явочным порядком", потому что никаких указов и распоряжений по данному поводу никогда не издавалось». В экскурсионном материале «Краткая история города» записано: «Уже в начале 1795 г. город был переименован и назван Одессой. Новое название города Одесса впервые встречается 10 января 1795 г. Однако народ упорно называл Одессу Хаджибеем».

По поводу этого нового названия в небольшой книжечке «Прошлое и настоящее Одессы», «просмотренной» профессорами Новороссийского университета А. И. Кирпичниковым и А. И. Маркевичем и изданной ко дню столетнего юбилея города, описывается одна из расхожих версий. Якобы «6 января 1795 года на придворном балу кто-то предложил императрице Екатерине II дать Хаджибею иное название в память древнегреческого селения Одессос, и что императрица на это ответила: «пусть же Хаджибей носит древнегреческое название, но в женском роде: короче и яснее — назвать его Одесса».

Одесса, 1795 год: как город рос и хорошел

Существуют и другие версии. Для управления новым торговым городом распоряжением Новороссийского губернатора Иосифа Хорвата 14 июля определён исполнять должность градоначальника бывшего Черноморского гренадёрского корпуса 2 батальона секунд-майор Григорий Степанович Кирьяков. 20 мая следующего года по высочайшему повелению императора Павла I он был назначен полицмейстером «в сем городе». Непосредственным начальником всех войск в Хаджибее был генерал-майор Фёдор Иванович Киселев. Ему подчинялись четыре полка: Николаевский и Днепровский гренадёрские приморские; Нижегородский и Витебский пехотные, значительно «умножившие число работников», возводивших порт и город. «Прошло менее двух лет, и в конце 1796 года город, как некое чудо, вышедшее из земли, явился», — отметил побывавший в Одессе П. И. Сумароков, в книге «Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году».

Одесса, 1795 год

Обеспечивая торговое назначение будущего порта, «свободный вход в Гаджибейскую гавань купеческим судам», рескрипт императрицы Екатерины II от 27 мая 1794 года требовал «устроение в сем месте таможни и карантина» с утверждением штатов и сметы «потребных строений». Не прошло и года, как во временных, построенных из досок и глины зданиях, с перспективой быть каменными, начала работать портовая Хаджибейская таможня по ранее утверждённому штату в составе 11 человек. Её директором 12 апреля с окладом в 500 рублей в год стал премьер-майор Михаил Михайлович Кирьяков, в ведении которого была сосредоточена вся внешняя торговля тогда ещё небольшого порта. Ранее он служил в Екатеринославском пограничном департаменте и канцелярии светлейшего князя Г. А. Потёмкина-Таврического. Вот отзыв о нём А. А. Скальковского: «Человек благонамеренный, умный и предприимчивый, посвятивший многие годы жизни для пользы города, которого был один из первооснователей». С его именем связана знаменитая эпопея с апельсинами.

Одесса, 1795 год

В сентябре штат таможни увеличили вдвое. 14 июня 1795 года в связи с утверждением нового имени города таможня стала именоваться Одесской. Одновременно во временных строениях «при подошве горы над морем» был открыт портовый карантин. В его штате сначала состояло 13, потом 17 человек во главе с подполковником Николаем Егоровичем Карповым. Задачей карантина было предохранение города, а с ним и всего юга страны от «моровых поветрий». Все прибывающие в город морем — негоцианты, единоверцы, паломники и путешественники — помещались в карантине. В числе его служащих были медики (врач и его помощник), надзиратели за соблюдением порядка выгрузки и хранения товаров. Для работ с товарами, «больше прочих подверженных заразе», привлекались, с их согласия, осуждённые «за разные вины». Из их числа набирали и «могильщиков жертв карантинных болезней», известных как «мортусы». По свидетельству исследователя карантинной службы Одессы доктора медицины А. А. Рафаловича, он размещался в четырёх небольших домиках. В первом — канцелярия и дежурный, во втором производился опрос и медицинское освидетельствование экипажей судов и пассажиров, в третьем находились пассажиры, выдерживавшие «термин», в четвёртом — карантинная стража. Приступила к работе полиция, которую 14 июля возглавил в качестве «особого градоначальника» секунд-майор Г. С. Кирьяков. Поручиком, будучи адъютантом адмирала И. Дерибаса, участвовал во взятии Измаила. Руководил наведением порядка в городе по-военному, утверждая, что Одесса имеет военное устройство. И это можно понять, ибо в городе было много «сомнительного элемента». Жажда наживы и свободной разгульной жизни привлекла туда немало авантюристов, которые, по утверждению графа Ланжерона, «за малым исключением являлись отбросами России и Европы».

Действовала первая почтовая экспедиция, положившая начало «удовлетворения потребностей» рождённого города в почтовой связи. При экспедиции существовала почтовая станция. К 220-летию этого события были выпущены почтовые марки и конверты.

Усилиями тысяч землекопов успешно продвигается введение в строй порта. В течение 1795 года окончили строительство двух пристаней — Адмиральской для военных судов и Купеческой для торговых, на что было потрачено около 88 тысяч рублей. Плотно заполнен фундамент большого (Карантинного) мола порта, продвинутого в море почти на 100 метров; заложен фундамент малого (Платоновского) мола, образовавшего гавань, надёжно укрывшую гребной флот. Работы по строительству молов и пристани вёл подрядчик купец Автомонов. Построили три верфи для ремонта судов. Все эти меры позволили принять первые корабли, прибывшие из Турции, Италии и Франции. Их количество по разным источникам заметно разнится. Так, А. Скальковский называет 39 прибывших и 22 отправившихся кораблей, а Ф. де-Волан — «до 200, различных размеров, приходивших за хлебом и другими грузами». В следующем году 86 и 64 корабля соответственно, что составило в денежном выражении 172 тысячи рублей. Именно они положили тогда начало активной международной торговле Одессы. Известно, что своим ростом и процветанием Одесса обязана прежде всего развитию торговли.

Одесса, 1795 год

Издававшийся в Гамбурге на русском языке «Политический журнал» в начале 1796 года в разделе «Россия» отметил: «Пристань Одесская... превращена в самую лучшую в свете и уготована главным местом Российской силы на Чёрном море». Немаловажную роль при этом сыграли предложенные Екатеринославским, Вознесенским и Таврическим генерал-губернатором графом П. А. Зубовым меры по предоставлению «десятилетней льготы от платежа всех податей и от постоев воинских чинов» купцам и мещанам-участникам «знатных прибылей от Черноморской торговли». Среди 146 одесских купцов разных гильдий Андрей Железцов и Ларион Портнов, ставшие первыми городскими головами, Артамонов и Ширяев из Харькова, Евтей Кленов из Елисаветграда…

Воплощается в жизнь составленная Ф. Деволаном очередная редакция проекта строительства и заселения Одессы. В городе построены склады, в том числе три больших, и соляной склад на 3 млн. пудов; вступили в строй четыре большие казармы из тёсаного камня на 1200 человек каждая и пять офицерских корпусов.

Под будущий город и выгон для хлебопашества отвели почти 31 тысячу десятин земли (около 45 тысяч га), разделённых на участки. Сам город состоял из двух форштадтов: военного и греческого. Военный включал 52 квартала, занимавших 560 участков земли. Греческий форштадт — 65 кварталов и 720 участков — покрылся небольшими каменными домиками и землянками. У подошвы построенного адмиралом Дерибасом дома у Карантинной балки воздвигали себе жилища матросы гребного флота. О. И. Губарь отметил недавно, что ныне существует чудом сохранившийся на углу Греческой и Екатерининской дом, известный как «Два Карла». Начало его строительства относится ко времени, о котором мы говорим — июль 1795 года и связано с именем отставного поручика Ивана Николаевича Прокопеуса. Общегородской центр разместился по оси Военной балки. Одним из главных композиционных элементов в планировке города становится Соборная площадь — главная общественная площадь города.

Одесса, 1795 год

О том, насколько быстро и успешно шли строительные работы, и о сделанном можно судить по сообщениям Иосифа Михайловича Дерибаса в письмах русскому послу в Вене А. К. Разумовскому. О возведённой крепости с сильным гарнизоном, снабжённой 88 орудиями; о защищённом пятью батареями военном порте — важном убежище для гребного флота, который уже зимовал там, и для торговых судов; законченных казармах для 16 тысяч солдат и матросов; о полных магазинах с провиантом; построенных двух громаднейших магазинах на 2 миллиона пудов соли, привозимой из Тавриды, чтобы избавиться от ввозимой из Галиции. «Карантин, таможня, биржа, госпиталь, магистрат, арсенал, церкви почти все готовы постройкой и будут закончены в течение 1796 года», — заключает адмирал. И это при том, что до 1795 года, отметил в путевых заметках П. И. Сумароков, там «кроме земляного редута и мало значащих построений, ничего не было сделано». Это не помешало автору предсказать небольшому Черноморскому портовому городку с незначительным тогда торговым балансом реальную конкуренцию Петербургскому порту с миллионными торговыми оборотами. В рескрипте от 4 декабря 1795 года на имя П. А. Зубова императрица выразила благодарность создателям «порта Одесского строений».

Одесса, 1795 год
Платон Зубов

Постепенно шло заселение города и окрестностей прибывающими единоверцами. В именном указе Екатерины II от 19 апреля 1795 года Новороссийскому генерал-губернатору графу Платону Александровичу Зубову было поручено «устроение селения единоверных народов в г. Одессе и окрестностях оного», а также «поселения там греков и албанцев, в последнюю с турками войну с отличным усердием Нам служивших». Документ предусматривал, в частности, для них ряд поощрительных мер, в том числе предоставление временного жилья с возможностью его дальнейшего поэтапного выкупа в собственность, единовременную ссуду на переезд и обзаведение с погашением в рассрочку, безвозмездное пособие на сооружение церкви, беспошлинный ввоз собственного имущества и определённого количества товара на продажу. Прибывающие в город иноземцы занимались преимущественно торговлей и ремёслами.

Во главе поселенцев был поставлен попечитель коллежский асессор Афанасий Кес-Оглу, в обязанность которого входило представление их интересов в переговорах с начальством, обеспечение пособием, сохранение их от притеснений и соблюдение в их обществе «мира, тишины и доброго согласия».

На нужды переселенцев казна выделила солидную сумму в 31,5 тысячи рублей. Треть её была использована на строительство домиков «для временного жительства людям, прибывшим в Одессу из-заграницы на вечное тут поселение». Остальные деньги поступили в распоряжение Кес-Оглу для раздачи прибывавшим из-за границы единоверцам на построение домов и хозяйственные нужды. 2 тысячи направлены на строительство заложенной ранее митрополитом Екатеринославским и Херсонес-Таврическим Гавриилом греческой церкви св. Троицы, которую намеревались возвести за 3 года. «Переселилось из Архипелага до 100 семейств, между которыми 27 купцов с небольшими капиталами», — отметил А. Скальковский.

В предместьях, особенно на Пересыпи, поселились 98 семейств бывших запорожцев, «с которыми ещё и 20 офицеров находилось», входивших в состав Черноморской казацкой команды. В тёплое время они несли флотскую службу, а зимой трудились на разных работах по сооружению порта и города. Одним из проявлений протеста казаков против условий работы и быта, действий руководства были побеги из команды. Только в 1795 году их было 218.

Шли на поселение хлебопашцы, беглые помещичьи крестьяне, мелкие торговцы, шёл мастеровой люд в надежде на хорошие заработки на строительстве порта и возведении городских построек. На морских побережьях было отведено до 15 тысяч десятин годной для хлебопашества земли, высочайше выделено для денежного пособия безвозвратно до 10 тысяч рублей на постройку домов и 20 тысяч взаймы на первое обзаведение с возвратом через 10 лет. Поселенцы освобождались от податей и воинского постоя. Сегодня эти меры выглядят впечатляющими, но чтобы всё это освоить, нужно было время. А пока первопоселенцам пришлось встретиться с неимоверными трудностями и лишениями, которые нам и представить себе очень тяжело. «Ведь это была неприглядная скалистая местность, круто обрывающаяся к морю, без малейшей растительности (если не считать оставшихся от Хаджибея трёх старых груш), окружённая со стороны Пересыпи песчаной пустыней и со стороны Дальника такой степью, что в ней волков ловили. И на этой местности строилась Одесса из дикаря и глины, не защищённая от зноя и пыли ни одним деревцем…» — отметил Александр Дерибас в книге «Старая Одесса».

Если о казённых поселенцах, как и солдатах, заботились власти, размещая в казармах, для средиземноморских переселенцев по распоряжению императрицы Екатерины II соорудили несколько домиков, хотя эти меры кардинально решить проблемы не могли. Остальным же мещанам, как новороссийским, так и иногородним, помещичьим и казённым крестьянами, коих было абсолютное большинство, приходилось ютиться при огромной скученности в землянках и мало пригодных для жилья сырых казармах. Кроме того, жизнь заметно осложнял поистине каторжный труд, нехватка пригодной для питья воды, продовольствия, топлива, летний зной и зимние стужи, пыльные бури, непролазная грязь весной и осенью, болезни, которые буквально косили людей…

Хочется надеяться на то, что городские власти выполнят, наконец, многолетние обещания по установке нашим «героическим пионерам» мемориального знака на территории бывшего Старого кладбища, увековечив память о тех, кто основал Одессу, строил её благополучие и поставил в ряд крупнейших и красивейших городов мира, кто прославил её в веках...

Несмотря на принимавшиеся меры, прибавлялось население медленно, особенно неохотно переселялись в новый город из-за границы. Народная молва и официальные источники свидетельствовали о тяжёлых условиях жизни, всяческих притеснениях и поборах среди иностранных переселенцев со стороны их попечителя подполковника Кесь-Оглу. Немало обид терпели и русские переселенцы от полицмейстера и других гражданских и военных чиновников.

Объявленная 21 июля 1795 года адмиралом Дерибасом перепись «всякого звания жителей Одессы» встревожила многих «беспаспортных» поселенцев, и это понятно. Но он просил жителей не уклоняться от переписи, ибо она «принесёт им истинную пользу», легализовав записавшихся. По данным, приведённым А. Скальковским, по результатам проведённой в октябре переписи, в городе по далеко неполным данным проживало 2 тысячи 349 человек обоего пола, причём женщин, по вполне понятным причинам, было в два с лишним раза меньше мужчин. В числе первопоселенцев — 146 купцов, 1679 мещан, 240 евреев, 224 грека (кроме Греческого дивизиона), 60 болгар. Среди них были и известные, вошедшие в историю города фамилии: Яловиковы, Попандопуло, Навроцкий, Ростовцев, Мавро-Кардато и др.

К концу года было завершено формирование «городского общества» и властных структур. 14 ноября императрица повелевает открыть в Одессе учреждённый по образцу Григориопольского магистрат и поручает ему «входить в дела, до поселения единоверных людей относящиеся». 14 января 1796 года в торжественной обстановке в присутствии представителя Вознесенского губернского магистрата надворного советника Филиппа Ефремова, градоначальника Григория Кирьякова, коменданта города генерал-майора Ф. И. Киселёва и протоиерея Евдокима Сергеева проведены первые в городе выборы в шестигласную «градскую думу». По Городовому положению 1785 года — «Грамоте на права и выгоды городам Российской империи» Екатерины II, она входила в состав магистрата.

Духовная жизнь одесситов строилась с учётом их национальностей, вероисповедания и отличалась веротерпимостью. Все жители Одессы имели свои храмы: православные, католический, греческий, лютеранский, синагогу, караимскую кенассу, мусульмане — свою мечеть, раскольники — свои молельни, сектанты — свои собрания, масоны — свои ложи. И каждый народ свободно соблюдал свои верования и обычаи. Показательно, что по указу Екатерины II для сооружения переселившимся в город единоверцам было выделено безвозмездное пособие на сооружение церкви. Православная Одесса находилась в подчинении Екатеринославского и Херсонес-Таврического митрополита Гавриила.

Одесса, 1795 год

22 августа 1794 года он освятил основание Одессы и заложил первые камни в основание трёх одесских храмов: Святой Троицы, святителя Николая и святой Екатерины. Первоначальное строительство церкви святой Екатерины вёл по своему проекту архитектор инженер-капитан В. Вонрзант. Сооружение планировалось завершить в августе 1797 года, однако сделать это в назначенные сроки не удалось. Не увенчалась успехом попытка закончить построение церкви помещиком Н. Куликовским и купцом С. Мясниковым. Они пожертвовали значительные суммы и, обратившись с письмом к градоначальнику графу А. Ф. Ланжерону, рассчитывали на помощь граждан Одессы в сооружении храма, который украсит город. Недостроенная церковь со временем всё более ветшала. «Заложена, застроена до половины и брошена… Ныне вы тут найдёте недостроенные стены открытого со всех сторон храма, который разрушает и ветер тлетворный, и морские непогоды, и пуще ещё пренебрежение человеческое», — отметил князь И. М. Долгорукий в книге «Славны бубны за горами…», посетив Одессу в 1810 году.

В сентябре 1821 года церковь святой Екатерины была разобрана до фундамента и потом засыпана.

Первая в Одессе церковь Нижегородского полка была освящена 26 августа 1794, в день Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы — храмового праздника полка. Служение совершал там первый священнослужитель Одессы, полковой священник отец Евдоким Сергеев. Позднее он по ходатайству И. Дерибаса перед преосвященным митрополитом Гавриилом определён первым настоятелем собора и городовым протоиереем. При поступлении в епархиальное ведомство он был возведён с учётом его прежних заслуг в сан протоиерея. При нём 14 ноября 1795 года на будущей Соборной площади был заложен первый камень соборной церкви во имя Николая Чудотворца, ставшей прародительницей будущего кафедрального собора. При императоре Павле I все строительные работы в городе были прекращены. И только первый градоначальник Одессы герцог Ришелье, добившись необходимого ассигнования, распорядился 8 апреля 1804 года приступить к постройке соборной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая. 25 мая 1808 года архиепископ Екатеринославский Платон освятил главный алтарь собора во имя Преображения Господня, правый — во имя святителя Николая Мирликийского, а левый — во имя святителя Спиридона. С тех пор собор именуется не Николаевским, а Спасо-Преображенским. В 1837 году было завершено возведение колокольни. После реконструкции 1903 года собор стал одним из крупнейших храмов России, вмещая до 9 тысяч молящихся.

Одесса, 1795 год

Еврейская община города составляла по первой переписи 10 % населения. Они занимали ведущую роль в мелкой торговле, крупных торговцев среди них было всего два. По преимуществу же это были бедные люди, многие зарабатывали себе на жизнь тяжёлым физическим трудом, работая грузчиками в порту, строительными рабочими и добывая камень в катакомбах. Буквально с первых дней община старалась создать необходимые условия для полноценной национальной жизни. Первую синагогу заменила более вместительная, построенная в 1795 году на улице Еврейской, и вскоре ставшая главной синагогой города. Общиной были организованы: Талмуд-тора — школа для бедных и осиротевших мальчиков, где обучали еврейскому языку, Библии и Талмуду; заведение, сочетавшее приют для бедных и богадельню, рассчитанное первоначально на шесть коек и ставшее основой будущей Еврейской больницы; собственное еврейское кладбище.

Одесса, 1795 год

В первом костёле Римской католической церкви во имя Успения Богоматери богослужения для многочисленной католической общины с 1795 года вёл в частном молитвенном доме на Екатерининской о. Андре Арчиолли. В следующем году для строительства церкви был отведён участок земли и вскоре построена деревянная церковь Успения пресвятой Девы Марии, а в 1809 году по проекту Джованни Фраполли воздвигнут храм «из совершенно неоштукатуренного камня, из верного расчёта, что солнце и время придадут ему в течение будущих годов соответственно строгого цвета окраску. Он и сейчас остается тём же неоштукатуренным зданием», — отметил позднее А. М. Дерибас. Католическая церковь была невелика по размеру, великолепно убрана. В ней замечателен прекрасный образ Богоматери кисти Карло Дольче, подаренный графиней М. А. Нарышкиной. Там были похоронены граф А. Ланжерон, епископ Викентий Липский, прелат Георгий Разутович и каноник Франц-Ксаверий Климашевский. Впоследствии могилы были уничтожены, а вход в склеп замурован.

Одесса, 1795 год

Если труднейшая, чёрная работа по завоеванию Хаджибея и основанию Одессы была совершена адмиралом Иосифом де-Рибасом, то рос город и хорошел усилиями трудолюбивых, умных и талантливых людей, о которых нужно всегда помнить, чтить и беречь всё то, что ими сделано и досталось нам в наследство.

Виктор Головань

Екатеринославского и Херсонес-Таврического митрополита Гавриила

Источник: “http://timer-odessa.net/statji/odessa_1795_god_kak_gorod_ros_i_horoshel_918.html”